2 комментария

  1. Гилёв Август 30, 2009 @ 12:50

    Думаю, что стоит еще подумать над этим и развить тему еще больше, мне очень понравился топик!

  2. Циплаков Сентябрь 30, 2009 @ 02:57

    А на Украине так не делают… Вероятно этим Русский и отличается от Хохла!

Как журналистка была на «Свободе»

Мелитополь 2 комментария

Шоу «Свобода на «Интере» лучше смотреть дома по телевизору. Такой вывод сделала мелитопольская радиожурналистка Оксана Найдён после того, как получила возможность участвовать в недавнем спецвыпуске этой передачи.

Заявку на участие в программе Оксана подала, зарегистрировавшись на сайте Киевского международного социологического института. Именно специалисты этого учреждения подбирают аудиторию для каждой передачи, а отнюдь не представители проекта. Ждать пришлось почти год.
— За несколько дней до эфира мне позвонили и поинтересовались не передумала ли я участвовать в программе? Услышав подтверждение, пригласили в Киев, — рассказывает Оксана Найдён. — От Запорожской области нас ехало 8 человек, двое из которых были мелитопольцы. Поездка и проживание оказались прекрасно организованы. В Киеве на вокзале нас уже встречали с табличкой «Интер» и отвезли в фешенебельную гостиницу «Турист», поселив в номерах «люкс». На расходы каждому выдали по 40 гривен. Все это оплачивается спонсорами, которые, как ни странно, не пожелали огласки.

Дорожные курьезы
До начала программы в гостиницу прислали договоры, которые подписывал каждый из участников. Согласно этому документу, зритель не имеет права являться на программу в нетрезвом состоянии, иначе ему придется возмещать всю стоимость своей поездки и пребывания в Киеве. Как выяснилось, подобные случаи уже имели место.
— Меня еще на вокзале сразу назначили старшей группы. А потом в гостинице произошел казус. В половине шестого вечера нас собрали в холле гостиницы вместе с участниками программы «Шустер-live». Представители программ очень переживали, чтобы собравшиеся не перепутались между собой, что частенько происходит. Тот раз не стал исключением, и молодая пара из Акимовки случайно села в автобус «Шустер-live».

Хорошо, что съемки обеих программ проходят в одном месте (на киностудии имени А. П. Довженко) в одно и то же время, но только в разных павильонах. Однако поискать их все же пришлось — акимовцы забрели в то крыло, где расположены гримерные для особо важных персон и чтобы забрать их, пришлось прибегнуть к помощи охранников. Вот таким образом отличились запорожцы.

У киностудии делегация участников простояла минут 15, благо погода выдалась не морозная. Затем, всех пригласили в павильон, где было довольно прохладно.
— Около часа мы там между собой общались. А чтобы никто не замерз, в помещении установили два автомата с чаем и кофе. И почему-то всем одновременно захотелось халявного чаю, в результате чего, образовалась очередь из двухсот человек. Автоматы, ясное дело, с таким объемом работы справиться не могли, и вода быстро остыла. В итоге, все начали возмущаться: зачем нас сюда пригласили, если даже чаю горячего не могут дать? Но при этом, продолжали пить, что было.

Предсъемочная «кухня»
Участников заранее предупредили, что передача очень серьезная — будут присутствовать Президент, премьер-министр и ожидается прямое включение с Путиным. Но Юлия Тимошенко готовилась к ответственной поездке в Москву, Президент, по неизвестным причинам, тоже не явился, а связаться с премьер-министром России не удалось.

Готовясь к съемкам, участников выстроили в длинную цепочку и пропустили через металлоискатель.
— Процесс, конечно, длительный: проверяют сумки, фотоаппараты и диктофоны просвечивают специальным лучом. Предосторожность вовсе не лишняя — мало ли кому что в голову взбредет. Затем попросили всех выключить мобильные телефоны, во избежание сбоя аппаратуры. И вот, наконец, мы оказались в огромном павильоне для съемок. Монтируется он раз в неделю, и честно говоря, по телевизору выглядит намного интереснее. Зрителю ведь не видно всей этой рабочей кухни: то какой-нибудь прибор откажет, то ткань кое-где оторвется. Здесь не ходите, потому что стеклянный пол провалиться может, стулья не двигайте, иначе ряд рискует обвалиться. А эти самые ряды со стульями расположены как в цирке, поэтому, чем выше, тем больше шансов упасть. С посадкой, кстати, тоже очень строго: сесть вместе с подругой или поближе к трибуне не выйдет. В первом ряду сидят пенсионеры, а молодежь располагают на самом верху. Каждому участнику выдается карточка с номером, служащая одновременно пропуском, опознавательным знаком и даже гардеробным жетоном.
Перед началом прямого эфира, в павильоне царит суматоха: все бегают, суетятся, настраивают аппаратуру. «Свободу на Интере» снимают установленные в зале 12 камер. Участников предупреждают, что подкупать операторов не стоит, потому что никто из них не знает: какие кадры на данный момент транслируются.
— Некоторые пенсионеры предлагают операторам деньги и шоколадки, чтобы их показали крупным планом по телевизору, и можно было передать привет родственникам. Махать ручкой в камеру нам запретили. Информация со всех телекамер проецируется на один компьютер, и часто бывает так, что картинка не соответствует действительности. Например, когда выступал Дмитрий Фирташ, за ним в реальности сидела женщина в черной кофте, но на экране за его спиной оказался казак в орденах, который, ну, никак не мог бы попасть в кадр. Это уже чудеса современной техники. Также в съемках принимали участие чешские и немецкие операторы, которые потом опрашивали зрителей о газовой ситуации в Украине. У меня тоже взяли интервью.

«Свободная» дрессировка
Под залог паспорта участники получили пульты для голосования с кнопками «Да» и «Нет». Эта техника уже довольно старая, частенько сбоит, поэтому на проверку пультов у настройщиков ушло некоторое время. Параллельно, участников тщательно дрессировали: как правильно аплодировать, голосовать, поднимать руку для вопроса и держать микрофон.
— Этот пульт я продержала в руках почти 4 часа, но так и не поняла зачем. За всю передачу мнением аудитории ни разу не поинтересовались. Поначалу думала, что когда кто-то выступает и я с ним согласна, то должна жать «Да», а если нет, то соответственно — «Нет». В результате, у меня пульт заклинило, и подошедший мальчик попросил меня не голосовать до тех пор, пока об этом не попросят. Нас подготавливали, что ведущие будут задавать аудитории вопросы, и мы должны как следует их продумать, если представится возможность задать что-либо гостям студии. Мы долго обдумывали свои вопросы, совещались, но такой возможности не представилось. Все это лишний раз подтверждает тот факт, что мнение народа никого не интересует. Мы были не участниками, а просто декорацией и от нас требовалось только аплодировать по сигналу, что отрабатывали минут 15. Для этого был специальный регулировщик, как в цирке. Мы хлопали при встрече гостей, уходе на рекламу и по возвращении с нее. Но иногда случались казусы, когда кто-то один хлопнет, и все сразу подхватывают.

Политический театр
Еще несколько неприятных моментов, которые отметила Оксана Найдён, заключались в том, что гости программы стояли спиной к зрителям (в том же театре подобное недопустимо) и в непрофессиональном поведении ведущих «Свободы» по отношению к некоторым из гостей студии.
— Перед эфиром ведущие долго репетировали, но из-за волнения вечно сбивались и забывали текст. Кстати, в жизни и политики, и телевизионщики выглядят гораздо моложе, чем по телевизору. С моей точки зрения, как журналистки, со стороны ведущих было явно предвзятое отношение к первому вице-премьеру Александру Турчинову, что совершенно непрофессионально. Гость студии, депутат Инна Богословская, тоже вела себя некрасиво.

Когда объявлялась рекламная пауза, длительностью 5 минут (хотя по ТВ она длится дольше, но несколько минут уходит на то, чтобы все снова расселись по местам), выходить покурить никто не рисковал. Можно было не успеть к началу эфира, ведь путь предстоял через уже знакомый металлоискатель.
— Фотографировать разрешали только в перерывах. С политиками разговаривать запрещено, потому что во время пауз они, как правило, общались между собой. Единственным, кто все время просидел в гордом одиночестве — был Александр Турчинов. Кстати, предупреждали, что будут эксперты из Евросоюза, но мы их так и не увидели. Создалось впечатление, что мы просто посетили заранее подготовленный спектакль, на ход которого никак не могли влиять.

Бесценный номерок
Ровно в час ночи шоу, наконец, завершилось. Некоторые политики остались по просьбе зрителей, чтобы сфотографироваться с желающими и раздать автографы.
— На последней рекламной паузе к Арсению Яценюку подошли участники проекта и попросили остаться, на что он сразу же клятвенно пообещал уделить просителям несколько минут. Но еще до того, как выключили камеры, Арсений Петрович поспешно ретировался из павильона вместе с охраной. После чего последовало шоу фотографий, для которого мы выстраивались в очередь. Евгений Червоненко особой популярностью не пользовался, а вот Владимир Литвин собрал целый аншлаг, героически выдержав всю фотосъемку и раздачу автографов.

Уже на обратном пути с Оксаной произошел неприятный инцидент в гардеробе: ей тказывались выдавать пальто.
— На моем пропуске расписался Фирташ и я хотела оставить его себе на память. Но оказалось, что эта обычная заламинированная с одной стороны бумажка представляет огромную ценность для телеканала! Я настаивала на том, чтобы ее выкупить и, в итоге, с трудом, но отвоевала этот сувенир. Правда, из-за происшествия в гардеробе опоздала на автобус и возвращалась в гостиницу с участниками «Шустер-live». Те были в полнейшем восторге от передачи, потому что по настоящему участвовали в программе: задавали вопросы и голосовали. На этом телевизионное турне мелитопольской журналистки завершилось. Примечательно, что второй раз на передачу попасть невозможно. Но, как призналась Оксана Найдён, желания поучаствовать в подобном шоу еще раз у нее не возникает. Уж лучше посмотреть все это дома по телевизору в спокойной обстановке.

О том, как делаются политические спектакли, узнала Лина Крафт

Февраль 10, 2009

Вы не можете комментировать данную новость