Комментариев нет

Александр Андрущук: «Мы те, кто убирает мусор — мусорщики»

Мелитополь Comments (0)

Слухи о Мелитополе, как о криминальной столице, слишком преувеличены. Правда, это не значит, что жить здесь абсолютно спокойно, просто оказалось, что есть места, где криминального беспредела гораздо больше. Об этом в канун профессионального праздника — Дня милиции – рассказал главный милиционер Мелитополя и заместитель начальника ГУ МВД в Запорожской области Валерий Андрущук, а заодно и приоткрыл читателям «Главной» страницы собственной приватной жизни в эксклюзивном интервью.

Напомним, до появления в Мелитополе Валерию Андрущуку довелось пройти по многим ступеням карьерной лестницы — от работника оперативных служб, начальника криминальной милиции, до первого заместителя начальника Главного управления МВД в Донецкой области и начальника отдела борьбы с организованной преступностью на Донецкой железной дороге.

— Валерий Николаевич, как вы пришли в милицию?

— Как-то, будучи в первом классе, я попал в больницу с воспалением легких, и начал читать книгу «Подвиг разведчика». Сейчас понимаю, что толком тогда не осознавал значения слова «подвиг», но «заразился» духом романтики. Тяга к историческим романам у меня была всегда. И сейчас очень  люблю читать про войну, казачество, а также фантастические романы. Не могу пройти мимо хороших книг в магазине. Недавно привез из Киева серьезные книги об орденах и медалях Советского Союза, и о битвах третьего рейха. Кстати, верно говорят, яблоко от яблони недалеко падает. Приезжаю домой и смеюсь по-доброму над своим сыном. Жена рассказала, что он читать начал эту самую книгу, о гитлеровском плане «Барбаросса».

— Значит, стать милиционером мечтали с детства?

— Вообще-то, для меня в 5 лет самой почетной и уважаемой была профессия тракториста. Это считалось круто — сидеть в тракторе и крутить баранку, как сосед.

— А чем занимались ваши родители?

— Мама работала на «Тяжмаше» (сейчас «Азовмаш», — авт.) в кузнечном цеху на гальванике, а отца я не помню. Он оставил нас, когда мне было полгода. Позже меня воспитывал отчим.

Естественно, в милицию меня никто просто так не взял бы. Я окончил Киевский техникум связи, получил среднетехническое образование по специальности «техник-электромеханик почтовых машин». Потом была служба в армии, после чего и началась работа в милиции. Первым своим местом работы в аэропорте Борисполь я очень гордился. Линейная милиция аэропорта относилась к министерству. И вот, я — молодой сержант в красивой форме, на «ксиве» написано «МВД СССР» — барышни в метро засматривались (улыбается, — авт.).

— Говорят, настоящий мужчина должен в своей жизни посадить дерево, построить дом и вырастить сына. Вы этот список дел уже выполнили?

— Сын растет, деревья сажал активно в школьные годы. А вот дому предпочитаю квартиры. В детстве в мои ежедневные бытовые обязанности входило: наколоть дров, надробить кокс молотком и  раскочегарить печь. Понимаю, что это все — прошлый век, сейчас газ и вода, все в доме, но воспоминания остались очень сильные. Если бы и строил дом, то огорода там точно не было бы.

— Как сейчас родные относятся к тому, что мужа и отца постоянно нет дома?

— Раз в неделю стабильно я езжу домой. Но на этот вопрос можно ответить следующим образом. В присяге есть пункт — «терпеть все тяготы и лишения службы». Моя супруга знала, на что идет. Такая ситуация не первый день, раньше я работал в Донецке, а семья проживала в Мариуполе. Конечно, она возмущается, но понимает, что ее возмущения ничего не изменят.

— А если бы судьба распорядилась так, что вы бы не работали в милиции, чем бы тогда занимались? И чем планируете заниматься после выхода на пенсию?

— Вы знаете, почему работники милиции, которые вышли на пенсию, быстро умирают или спиваются? Они привыкли к интенсивной жизни. Офис с графиком работы с 9 утра до 5 вечера — точно не для меня. Я уже привык к ненормированному рабочему дню — раньше 21.00 домой приходить не получается. Я даже болеть не умею. Больничного у начальника милиции быть не должно! Как в народе говорят, «кіт з хати, миші в пляс».

А вообще, если бы не милиционером, то я был бы электромехаником, мне это очень нравится. Мой дедушка когда-то подарил мне старый «Москвич» 308-й модели, так вот его я «перебрал» до винтика. Очень нравится мне «крутить гайки».

— Ну, «Москвич» — это ваш первый автомобиль, а сейчас на какой машине ездите, кроме служебной?

— «Тойота Камри» 2007 года выпуска. На ней сейчас ездит моя жена. Год назад я продал предыдущую спортивную иномарку и взял эту под беспроцентный кредит. Осталось выплачивать еще год.

— График ненормированный, автомобиль в кредит, какая же зарплата у начальника милиции?

— Сейчас я получаю 8 тысяч гривен. С учетом того, что я заместитель начальника главного управления Министерства внутренних дел в Запорожской области. Скрывать мне нечего. Кому-то покажется, что у начальников большие зарплаты, но у них-то и ответственности больше. У моих заместителей тоже хорошие оклады, и, по возможности, премии.

— Какой день из милицейских будней запомнился больше всего?

— Это было, когда я работал в Мариуполе, 15 декабря 2000 года. Как раз в канун Дня милиции убили трех милиционеров на посту — расстреляли из одного пистолета. А до этого с 1998 года была совершена целая серия двойных и тройных убийств: убили мать с сыном, гражданина Сирии, его товарища и даже собаку — бульдога. Стреляли всегда из одного и того же оружия. В июне 2002 года мы нашли этого человека, кстати, он оказался бывшим сотрудником МВД. Убийца оказался причастен к бандитской среде.

Раскрывать расстрельные убийства сложно всегда, но этот случай был особенным. И запомнился тем, что меня, как начальника розыска, после раскрытия благодарили даже сотрудники отдела кадров. Это был настоящий праздник! При задержании убийца оказал сопротивление. Но потом лично я, и этим горжусь, довольно легко его «раскатал». Я тогда сказал ему: «Ты же герой, ты настоящий противник, с тобой бы в шахматы сыграть». Он купился на эту психологическую уловку — грудь вперед и говорит: «Я утром вам отдам оружие». Я дал ему слово, что придем утром. С тех пор понял, что милиционер должен быть хорошим психологом.

«Слово» я, естественно, не сдержал, да и как я его сдержу, я же при исполнении! Да, мы пошли на хитрость — пока он был в кабинете на допросе, мои бойцы уже забирали оружие из его тайника.

Меня  позже просто распирала гордость за моих сотрудников, и за то, что нам удалось раскрыть такое сложное дело.

— Вам приходилось убивать преступников?

— Нет, не приходилось. Приходилось стрелять, но в воздух. Был случай, по молодости, задерживали мелкого вора, он убегал. Я выстрелил в воздух, а он, вместо того, чтобы остановиться, рванул от испуга, наверное, в десять раз быстрее. Еще помню, пришел проверять поднадзорного, захожу в квартиру, а на меня летит мужик с топором. И тут же вижу, как кто-то бьет его, он падает в ванную, разбивает лоб, кровь течет. Оказалось это мой поднадзорный меня защитил. Говорит: «Валерий Николаевич, извини, что так вышло».

А вот моему заместителю Шелихову пришлось убить преступника при оказании вооруженного сопротивления.

— Ваш предшественник Александр Медведев говорил, что нормально относится к тому, что его называют «мент», но обижался на обращение «мусор». А вы что скажете?

— А чего тут обижаться? Умный человек не обратит на это внимание. Да и с кем мы боремся? С самым настоящим мусором — преступниками. Значит, мы те, кто убирает мусор — мусорщики.

— О чем вы мечтаете?

— Вообще-то, я реалист. А мечтаю попасть на рыбалку. Нет лучшего отдыха для меня, чем посидеть в тишине, посмотреть на поплавок. Ловить сетью, это не для меня, я ведь не ради улова езжу, рыбу и в магазине можно купить. Да и шумные компании на рыбалке не люблю, иногда беру с собой сына Валерия. Бывает, ездим с ночевкой, спим в машине.

— А какую самую большую рыбу удалось поймать?

— В прошлом году удалось вытащить карпа почти на шесть с половиной кило.

— Что готовите из пойманной рыбы? Может, поделитесь  своим фирменным рецептом ухи?

— Я умею готовить яичницу и жареную картошку, — смеется Валерий Николаевич. — Для некоторых уха — это целая философия. Поэтому, улов обычно готовят друзья или жена.

— Говорят, центр бандитизма Украины из Одессы давно переместился в Донецкий край? Вам довелось работать там. Какую самую большую криминальную «рыбу» удалось поймать в этом «водоеме»?

— Это действительно так! Было страшное время, когда «делили» территорию, постоянно  шли бандитские перестрелки.

В свое время произошло несколько убийств, где «засветился» необычный, так сказать, пистолет — с пятью нарезами справа налево (обычно 4 и слева направо, — авт.) Оружием с таким калибром были совершены 2 убийства в Черниговской области и в городе Ильичевске Одесской области. Мы вышли на группу, которая в 1994 году совершила первое заказное убийство в Ивано-Франковске. После раскрытия вышли на банду, которая совершила более 10 заказных убийств. Многие ее члены находились в Турции. Там мы их и нашли. Тех преступников нам не выдали, они остались сидеть в турецкой тюрьме.

Позже «хлопнули» банду Немсадзе. Бандит по прозвищу «Папа» — это правая рука Рената Ахметова. Под это дело мы проводили у последнего обыск, после чего на нас завели уголовное дело, а Ахметов более 6 месяцев находился в княжестве Монако.

В шурфах и посадках тогда обнаружили 13 трупов бизнесменов. Они даже «своих» неугодных убивали. Гражданин Немсадзе и еще 14 человек были объявлены в розыск. Этим делом потом занимался Киев, но преступников через какое-то время выпустили, а следователь получил генеральское звание. Одного из той банды нашли случайно в Туле. Сотрудники ГАИ остановили такси. Подозрение вызвало то, что пассажир быстро начал доставать свою сим-карту из телефона, и ломать ее. И уже в горотделе милиции установили, что это наш разыскиваемый. Пока решался вопрос о его экстрадиции, а на это может уйти 3-4 месяца, ему перерезали горло прямо в камере. Так что Мелитополь, можно сказать, спокойный городок.

Милицейские секреты узнала Юлия Червинская

Декабрь 22, 2008

Leave a comment

Login