Комментариев нет

Избитая гражданка

Мелитополь Comments (0)

То, как ведут себя некоторые руководители, иногда заставляет серьезно задуматься об их вменяемости. Избить работника — это чуть ли не часть трудового процесса. Но хуже всего то, что другие начальники, призванные поставить на место первых, закрывают на подобные выходки глаза, чем усиливают чувство безнаказанности и вседозволенности. Пока идет следствие по одному из таких случаев, назвать отдельных участников этого безобразия мы не можем, но и умолчать о данном факте тоже нельзя. Слишком уж показательным он является. Мы так живем.

Гражданка Российской Федерации Нина Полякова переехала жить в Мелитополь сравнительно недавно, вынудило на такой шаг состояние здоровья. Страдающей от астмы женщине врачи посоветовали сменить климат. Нина Михайловна, повар пятого разряда, приехала на лето подработать в курортном поселке Кирилловка, и заметила, что состояние ее здоровья значительно улучшилось. Вот только лето заканчивалось, а с ним и сезонная работа.

Женщина твердо решила переехать в Украину. Продав недвижимость в Москве, она купила жилье в Мелитополе. Решив квартирный вопрос, женщина занялась поисками работы.

— Я повар с 28-летним стажем, разве я работу не смогу найти? — рассуждала Нина Михайловна. — Я просто заходила в кафе и рестораны, интересовалась, не требуются ли им повара. И вот, в одном кафе, расположенного недалеко от моего места жительства, мне улыбнулась удача — имелась вакансия повара.

На работу женщина вышла 6 ноября. Эту дату и взяли как расчетную. Хозяйка кафе определила размер зарплаты в тысячу гривен, плюс каждую неделю определенные проценты.

— Единственное, что я попросила, — не задерживать зарплату. В России у меня осталась дочь-студентка, которой я пересылаю деньги, больше ей помочь некому. Что касается официального трудоустройства, то начальница, сказала, что тут много волокиты. Я не стала настаивать, так как пенсия у меня российская, и стаж как таковой уже не нужен, — продолжает Нина Михайловна.

Приступив к работе, женщина сразу заметила, что в заведении не все «чисто», и в прямом, и переносном смысле. Кухня оказалась грязной, поэтому Нина Михайловна взялась подрабатывать еще и посудомойкой по 40 гривен за смену. Но воды горячей не было, поэтому после нескольких дней она простудилась, да и приступы астмы участились.

— «Экономность» хозяйки меня порою поражала, уборщицу она заставляла использовать один и тот же мусорный пакет из туалета по несколько раз. Это же стыдно! Они ведь копейки стоят, — удивляется Нина Михайловна. — Персонал менялся как перчатки, постоянно приходили ребята-студенты, которые работали ранее, ругались из-за невыплаченных денег. Но на тот момент я не придавала значения этим эпизодам. Хозяйка постоянно кричала на сотрудников. А на девочку-бармена повесила 2,5 тысячи гривен недостачи. И это при том, что никакого учета «выпито-налитого» в заведении не ведется. Никакие объяснения не принимались. Аргумент один, мол, если не заплатишь долг, мой сын-адвокат тебя посадит.

Когда на работу администратором кафе хозяйка приняла свою подругу, начались посиделки за бутылочкой спиртного, рассказывает женщина.

— Много она себе позволяла. Помню, как-то одна из сотрудниц повесила кофточку на ее вешалку, так она ее на пол скинула, и начала ноги вытирать.

При таком отношении к подчиненным конфликт между поваром и хозяйкой не заставил себя долго ждать. Как-то владелица кафе закупила мясо для фарша и одному из клиентов не понравилось его качество. Да к тому же он еще и волос в блюде углядел.

— Директор вызвала меня к клиенту, дабы я извинилась. Я от ответственности не уходила, если уж там и была волосина — то это моя вина. А вот за качество мяса я отвечать не могу, ведь хозяйка его сама принесла. Когда инцидент с недовольным посетителем себя исчерпал, я вернулась на кухню, а позже туда пришла и хозяйка, — вспоминает  Нина Михайловна. — Она стала орать и бросать банки на пол. Я ей ответила, что, мол, вы же «отдыхаете» сегодня, давайте не будем ругаться, поскольку вы пьяны, и поговорим позже. Я не привыкла к такому обращению с персоналом, да и работать мне приходилось уже без выходных. Прошел как раз месяц с момента моего трудоустройства, поэтому я решила уйти.

Удерживать женщину не стали, но с расчетом начали тянуть. Наконец, пообещали выплатить деньги, но лишь половину оговоренной при устройстве на работу суммы.

— Моей напарнице и вовсе заплатили 290 грн., выходит, что 1 день работы — менее 15 грн. Поход к юристу, успехом не увенчался. Он сказал, поскольку я работала без оформления, то ничего доказать не смогу. Мне ничего не оставалось, как пойти за той суммой, которую предлагала хозяйка. Получив «зарплату», я посоветовала ей на остальные деньги, которые она мне не отдала, поставить в церкви свечи за здравие всех. После этих слов она взбесилась — схватила меня за волосы, начала бить по спине, голове, лицу. Я стала пятиться назад и вышла в зал. А там к хозяйке присоединилась ее сестра, и они начали избивать меня уже вдвоем, причем, не взирая на посетителей. Даже на улице они продолжали на меня нападать. И это средь бела дня… Я астматик, у меня начался приступ, я стала задыхаться. Я зашла в расположенный по соседству магазин, где попросила дать воды и вызвать милицию, — со слезами на глазах рассказывает Нина Михайловна.

 — Эта женщина зашла к нам в ужасном состоянии — она не могла говорить, задыхалась, плакала, ее трясло, — вспоминают продавцы магазина. — Первое о чем мы подумали, это то, что ее кто-то на улице обидел, или сумку выдернули. Мы усадили ее на диван и вызвали милицию. Вот только правоохранители отказались приезжать, сказали, что  необходимо лично прийти в горотдел и написать заявление.

 — У меня кружилась голова, я поехала в травматологию, где мне диагностировали черепно-мозговую травму с гематомой, ушиб шейного отдела позвоночника, травму левого плечевого сустава. Хотели госпитализировать, но я отправилась в горотдел милиции и прокуратуру. А уже утром 20 ноября легла в больницу. Заявление у меня приняли, но вот только никто после этого не пришел.

Общение журналиста «Главной» с милицейской пресс-службой ситуацию не прояснило, хотя прошла уже неделя после инцидента. Правоохранитель, принявший заявление, отложил его в «долгий ящик», по неизвестной причине. И только после того, как интерес к этому случаю проявила пресса, на потерпевшую обратили внимание.

Из травматологии Нину Михайловну перевели в неврологическое отделение. Синяки  и ушибы сходят, а вот эмоциональное состояние женщины оставляет желать лучшего. Медики диагностируют ситуационный невроз — сон и аппетит пропали, сильная сердечная аритмия, скачки температуры, общая депрессия.

— Но больше всего мне врезалась в память фраза: «С этими кацапами дела иметь нельзя». Все же надеюсь, что милиция мне поможет, а если не они, так прокуратура, — не теряет надежду Нина Михайловна.

После услышанной печальной истории, кореспондент «Главной», отправилась к хозяйке кафе, чтобы услышать объяснения второй стороны. Однако директор наотрез отказалась давать какие-либо комментарии по этому поводу.

Печальную историю записала Юлия Демидович

Декабрь 4, 2008

Leave a comment

Login