Комментариев нет

Дочь съела родную мать

Мелитополь Comments (0)

Редакция «Главной газеты Мелитополя» продолжает серию публикаций, посвященных 75-й годовщине Голодомора 1932-1933 годов. В этом номере в специальной рубрике «Память» приведены воспоминания жителей сел Константиновка и Новониколаевка — Игната Ивановича Левченко (1912 г. р.) и Веры Алексеевны Никуленко (1928 г. р.)

Игнат Левченко:

«Я на себе испытал, что такое голод. Мне известен случай, когда в колхозе им. Ленина, нашего Мелитопольского района, дочь съела родную мать и тем самым спаслась от голодной смерти.

Недалеко от нас жила семья Очканей. Детей родители бросили, а сами уехали, спасаясь бегством. Вскорости дети умерли от голода. В их доме была коморка, в которой они и пролежали три зимних месяца. Их тела обнаружили только, когда потеплело, и по селу стали собирать трупы. Весной вернулись родители, но тоже долго не прожили. Дотянули лишь до первых колосков. Так вышло, что жену Очканя за то, что она сорвала немного колосьев, очень сильно избил наш колхозный бригадир Николай Давидович Момот. После этого она и умерла.

Через какое-то время после голодовки к нам в село начали приезжать переселенцы из России. Им стали продавать дома наших умерших односельчан».

Вера Никуленко:

«Голод я пережила в своем селе. Урожай был хороший и из города приезжали двое мужчин, брали двоих женщин из нашего села, и вчетвером ездили по домам, забирали все. Когда у нас свеклу отбирали, мама у них спросила, куда они ее денут. А они ответили, что в степи выбросят. Когда увидели в макитре зерно, схватили ее и давай к себе тянуть. Мы все уцепились и тянем к себе. Так они высыпали зерно на землю и сапогами стали его топтать. У мамы от голода были такие пухлые ноги, что аж лопались.

Зимой топить было нечем, поэтому люди разбирали на дрова крыши домов, где хозяева умерли, даже кресты с кладбища шли в растопку. Наш брат Ванька только так нас и спас.

Когда наступила весна, люди еще больше стали умирать. Помню, нам кто-то сказал, что на улице Садовой падает абрикос, и люди там его собирают. Наши девчонки тоже пошли туда собирать, но половина из них не вернулись, там и остались лежать мертвыми.

Мы ели все — щавель, крапиву, лебеду прямо с корнем. Искали еду всюду. А когда стало жарко, на улицах стояла трупная вонь.

А еще помню ужасный случай. У одной женщины было двое детей, а кормить их ей было нечем. Она от голода, наверное, сошла с ума, так как бросила их в колодец, и они там еще целую неделю кричали».

P.S. Редакция благодарит авторский коллектив книги «Коли катом була голод» за предоставление информации.

Ноябрь 24, 2008

Leave a comment

Login