Комментариев нет

Социальные сироты

Мелитополь Comments (0)

В прошлом году в Мелитополе шесть малышей осиротели, едва родившись — матери отказались от младенцев прямо в роддоме. К началу осени этого года подобная участь постигла четверых маленьких мелитопольцев. Что же толкает молодых мам на подобный шаг, попыталась выяснить «Главная».

Для подобных ситуаций даже изобрели специальный термин — «социальное сиротство». Как свидетельствуют медицинские исследования, оказываясь без материнской опеки сразу после рождения, уже к полугоду ребенок заметно отстает в развитии. Детей-отказников могло быть еще больше, если бы не активная позиция в этом вопросе специалистов Мелитопольского городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи, которые занимаются профилактикой социального сиротства. В течение последних лет на базе женских консультаций города действуют консультационные пункты по профилактике отказов от новорожденных детей.

— Большинство молодых пар в стране остро нуждается в жилье. Беременные женщины с тревогой думают о резком сокращении доходов семьи после рождения ребенка, что уж говорить о неполных семьях. Женщина может отдать ребенка в ясли, а сама выйти на работу, однако ни для кого не секрет, что в Мелитополе остро стоит проблема с оформлением малыша в детский сад. Работодатели тоже не всегда встречают с радостью будущее материнство своих подчиненных, многим женщинам, после декретного отпуска просто некуда возвращаться на работу. Все эти социальные факторы значительно снижают качество готовности к материнству, приводят к тому, что для некоторых женщин беременность является нежеланной, — говорит руководитель консультационного пункта Александра Мисяк.

К сожалению, не всегда удается переубедить маму не оставлять ребенка. Причина всегда одна — нежеланная беременность, мол, «Так получилось!», либо сложные отношения с отцом малыша, говорят социальные работники.

Журналисту «Главной» удалось пообщаться с мамой, которая благодаря работникам центра изменила свое решение.

— Дело все в том, что о своей второй беременности я 6 месяцев не знала — шевелений не было, врачи не диагностировали «интересное положение». И не смотря на то, что живот незначительно вырос, три ультразвуковых исследования (УЗИ) не показали у меня наличие плода, — начала свой рассказ тридцатилетняя Марина Петрова (имя и фамилия по этическим соображениям изменены). — О том, что жду ребенка, я узнала в начале лета прошлого года. В планы мои это не входило — у меня уже была 3-летняя дочь. Но в конце августа я все же родила, и была, так сказать, в шоке. Роды были трудными. Врачи боролись за мою жизнь. Молока не было, ребенка я не кормила, даже не видела его. Всю ночь после родов меня капали, а на следующий день я ушла домой без младенца.

Дело в том, что полтора года назад я потеряла 3-месячного ребенка, как я считаю, по вине врача. К счастью, этот врач уже не работает. Она утверждала, что у малыша врожденный порок сердца, и мы часто лежали в реанимации. Но когда умирающего младенца забирала скорая помощь, фельдшер сказал, что ребенок переношенный, и никакого порока сердца нет. Когда малыш умер, врачиха орала на всю реанимацию, что это я его отравила.

Я очень боялась, что ребенок, которого я родила в этот раз тоже неполноценный. Сразу заполнила документы на отказ. Но врач сообщил, что если я передумаю, то смогу забрать ребенка, мол, время пока есть. Медперсонал и акушерка, и с лаборатории девочки приходили, уговаривали меня не бросать малыша. А через 10 дней в двери постучались сотрудники Центра социальной службы.

— Когда мы узнали о факте и причинах отказа, решили принимать незамедлительные меры. Было понятно, что мама была в постродовом кризисе, — вспоминает Александра Мисяк. — Ситуация нестандартная, особых причин отказываться от ребенка у Марины не было — семья поддерживала женщину, жилплощадь имеется.

— Мой отец с первого дня твердил: «Пойди, забери ребенка». Малыш был абсолютно здоров, но я не чувствовала что он «мой», материнский инстинкт будто спал, — делится Марина. — Александра Константиновна работала со мной как психолог. Мы говорили с ней о том, как важно ребенку находиться рядом с матерью, что никто не заменит материнской любви. Она очень мне помогла. Я пошла, забрала ребенка.

В дальнейшем, специалисты Центра социальных служб помогли устроить старшую дочь Марины в детский сад и оформить документы для получения пособия.

С тех пор прошел год.

— Сейчас я не знаю, как бы жила без своего малыша. Я, вообще, стараюсь не вспоминать об этом эпизоде. Будто это не со мной было…

Драматическую историю со счастливым концом слушала Юлия Мишина «Главная газета Мелитополя»

Октябрь 10, 2008